Главная
E-mail
Карта сайта

Возвращение иконы Св. Николая ЧудотворцаНа днях в храм сибирского села Голуметь вернулась икона Святителя Николая Чудотворца, которая была изъята оттуда при закрытии храма в советское время. Передал святыню церкви народный артист России, певец Леонид Михайлович Харитонов.

В последнее время у знаменитых людей доброй традицией становится вносить свой вклад в возрождение когда-то забытых святынь и созидание новых. Многие знают, что, например, артист Валерий Золотухин построил церковь в своём родном сибирском крае; выделяет средства на возведение часовен и опекает православный приют знаменитый путешественник Фёдор Конюхов. Подобного рода душеспасительной деятельностью занимается и замечательный русский певец Леонид Михайлович Харитонов, среди поклонников таланта которого всегда было много великих людей в России и за рубежом — от Юрия Гагарина до Шарля де Голля. Кроме творчества, Леонид Михайлович занимается общественной работой в качестве члена Центрального совета общероссийского движения «Россия Православная». Артист как может помогает церкви в родном селе Голуметь: сборы от его концертов в Иркутске пошли на восстановление храма.

— Леонид Михайлович, расскажите, пожалуйста, об истории обретения образа.

Храм Святителя НиколаяХрам Святителя Николая села Голуметь, в котором находилась икона, был построен в самом начале ХХ века. Но функционировал он недолго — пришла революция. В 1934 году нагрянула комиссия по раскулачиванию, в задачу которой также входила экспроприация церковного имущества и закрытие храма. Однако комиссар, возглавлявший комиссию, был, по-видимому, человеком совестливым — дал местным жителям три дня, чтобы успели вынести и сберечь храмовые святыни. Именно тогда у сестры моей матери — тёти Марфы и оказалось несколько икон из Никольской церкви. Одной из них и был образ святого Николая Чудотворца.

— А тётя Марфа передала его вам?

— Это отдельная история… Дело в том, что большой храмовой иконе в маленькой деревенской избе места не нашлось, и Марфе Павловне ничего другого не оставалось, как поставить её в амбар. С этого момента и начались мытарства Святителя Николая. Сперва без малого сорок лет простоял он ликом к стене, претерпевая все невзгоды континентального климата — от лютых зимних морозов до невыносимого летнего зноя. Но это было только начало. Осенью 1973 года мой двоюродный брат Виктор, сын тёти Марфы, видимо, искушаемый нечистым, тайно от матери вынес икону из амбара и положил её перед входом в избу, закидав сверху старыми тряпками. Целую зиму входящие в дом вытирали об неё ноги. Когда весной Марфа Павловна отыскала пропажу, то без чувств рухнула рядом с ней на землю. Придя в себя, как смогла, отмыла образ и водворила его на прежнее место. Но Витька на этом не остановился — никак не хотел оставить икону в покое. То пытался в хозяйстве приладить, то стол из неё смастерить. Тётя Марфа каждый раз икону спасала. Закончилось всё тем, что он обменял образ на бутылку своему соседу. К слову сказать, вскоре после этого Виктор и умер.

— А как же она тогда вновь оказалась у вас?

тетя Марфа— Эти события происходили весной 1974 года, а летом из Москвы погостить к родной сестре приехала моя мама. Тогда она и услышала из уст тёти Марфы эту историю, пошла к соседу и уговорила отдать икону нам на сохранение. Когда я встретил икону в Москве, то ужаснулся — в таком она была состоянии. Краски потемнели, образ был едва различим, а часть живописного изображения и вовсе отсутствовала. Отдать икону на реставрацию в то время у меня не было возможности, и я лишь аккуратно её почистил и затонировал акварелью особенно повреждённые места. После этого ещё тридцать лет она пребывала в состоянии покоя среди других икон у меня дома.

— Что послужило поводом для её возвращения?

— Каждый раз, приезжая на гастроли в Иркутск, я поднимал перед местными властями вопрос о реставрации и открытии голуметской церкви. Они поставили её на учет, но на этом всё и закончилось — заниматься храмом не стали. Наконец в 2000 году архиепископ Иркутский и Ангарский Вадим (Лазебный), съездив в Голуметь и осмотрев здание, благословил начать восстановительные работы. Он же назначил туда священника — отца Димитрия Белькова. Все основные заботы по поддержанию обветшавшего храма легли на плечи нового настоятеля, а ведь у них с матушкой шестеро детей, они были самой бедной семьёй в деревне. Мы, в свою очередь, здесь, в Москве, старались посильно их поддерживать. Создали небольшую инициативную группу, помогли приобрести служебные книги, кое-какую храмовую утварь. Тогда же я понял, что настало время вернуть икону на её исконное место.

— Но ведь она была в довольно плачевном состоянии…

Крестный ход на вокзале в Иркутске— В том-то и дело. Пришлось всерьёз заняться поисками профессионального реставратора. Помогли общие знакомые — посоветовали обратиться к художнику-реставратору Андрею Вохмятину. Это настоящий мастер и замечательный человек. Когда я изложил суть дела, он категорически отказался от денег. Мне осталось оплатить лишь расходные материалы.

— И, когда всё было готово, вы сами доставили икону в храм?

— Сам я поехать не смог, пришлось отправить икону поездом. В Иркутске её встретил отец Марк Косолапов, настоятель храма Святого Александра Невского. На перроне собралось большое количество верующих, представителей местной прессы и телевидения. Отслужив молебен, икону погрузили в машину, и отец Марк сам вез её ещё двести километров до Голумети. На месте образ встретил отец Димитрий с прихожанами, затем был совершён крестный ход, и икону водворили на прежнее место — в храм Святителя Николая. Так, спустя ровно семьдесят лет, завершились странствия Божьего Угодника. В тот день одна из местных прихожанок сказала: «К нам прибыл Николай Чудотворец, и храм наконец вновь обрёл душу».

Ростислав НОВИКОВ
14 декабря 2008

 

Источники статьи:
Певец Леонид Харитонов
«Духовность Вера Возрождение»

line

Ваш отзыв