Главная
E-mail
Карта сайта

(суббота 6-й седмицы Великого поста)

С Лазаревой субботы церковные песнопения начинают вести верующих по стопам Господа. Времени Его земной жизни осталось менее недели. Час великого Исхода близок. «Общее воскресение прежде Твоея страсти уверяя, из мертвых воздвигл еси Лазаря, Христе Боже...», – слышим мы пение праздничного тропаря. «Тот, Кто вскоре Сам должен будет пройти через врата смерти, объявляет Себя ее победителем» (Мень А. Таинство. Слово и Образ, с. 117). О самом Лазаре см. далее в Приложении.

ВХОД ГОСПОДЕНЬ В ИЕРУСАЛИМ

Неделя 6 Великого поста (ваий, цветоносная)

«Вербное Воскресенье» – так обычно называют в народе праздник Входа Господня в Иерусалим. Православные христиане спешат в церковь с пучками пушистых верб. Нас охватывает радостное предчувствие: через неделю – Пасха! Но при чем здесь вербы, о которых ничего не знали евангельские герои? Каков вообще исторический смысл праздника? Обратимся к евангельской истории.

Ранняя весна 30 г. н. э. В Иерусалим уже прибыл военный губернатор (прокуратор, точнее – префект) Иудеи Понтий Пилат, чтобы наблюдать за мятежными подданными. Скоро еврейская Пасха, и за шесть дней до нее Христос направляется к городским воротам, словно желая воссесть на принадлежащий Ему царский престол, при этом впервые позволяя называть себя Царем. Это – последняя попытка обратить людей от политических заблуждений, указав истинный характер своего Царства «не от мира сего». Поэтому под Иисусом не боевой конь, но кроткий осел, символизирующий мир. А люди размахивают пальмовыми ветвями и кричат осанна! («спасай нас!»). Они ждут, что Он явит божественную силу, ненавистные римские оккупанты будут уничтожены – и придет вечное Мессианское Царство. Но Христос не будет истреблять римские легионы и изменять политическое устройство мира. Это бессмысленно, если нет обновления нравственного. Подобные попытки оборачиваются еще большей бедой.

Пройдет четыре дня, и неверные ученики в страхе разбегутся из ночного Гефсиманского сада, оставив связанного Учителя в руках стражи; а толпа, ныне приветствующая Мессию восторженными криками, будет в озлоблении вопить: «Распни, распни Его!» Он обманет ее надежды...

Подражая современникам Христа, мы тоже встречаем Его с зелеными ветвями в руках. Христиане Востока – с ветвями финиковых пальм, лавра, цветами. У жителей Севера они поневоле заменяются вербами – первыми зеленеющими деревьями. Они освящаются в канун праздника, на Всенощном бдении, после чтения Евангелия. В народе получили распространение различные «вербные» обычаи и обряды: хранить освященную в церкви вербу в течение года, украшать ей домашние иконы и ставить на подоконники, приносить на могилы родственников, окроплять вербной кистью, смоченной в святой воде, домашний скот, есть вербную кашу, сваренную с едва распустившимися почками ивы и ее сережками. «И тех же верб сквозные прутья, / И тех же белых почек вздутья / И на окне, и на распутье, / На улице и в мастерской...» (Б. Пастернак). В последнее время православный обычай приходить в храмы с вербами наблюдается у российских католиков.

В России XVII в. в этот день совершался красочный обряд «Шествия на осляти». Особенным великолепием он отличался во времена патриарха Никона (1652—1658) и царя Алексея Михайловича. Шествие начиналось от Царской площади у Покровского (Василия Блаженного) собора, в котором патриарх и царь облачались в шитые золотом и жемчугами ризы. На Лобном месте происходила раздача ветвей вербы и даже настоящих пальмовых ветвей, привозившихся из Персии. Затем, по сообщению гостя из Курляндии Якова Рейтенфельса, «царь, пешком, ведет лошадь (вместо осла), на которой сидит патриарх, за красный повод, в Кремль. Впереди же всех едет повозка, везомая лошадьми в великолепных попонах, на которых стоят искусственные деревья, обильно увешанные цветами и плодами. На ветвях их сидят несколько маленьких мальчиков, наряженных ангелами, и весело приветствующих пением осанна!».

Впереди царя шли стольники, а окружали его бояре, окольничие и думные дворяне. Патриарх во время шествия осенял народ крестом. За ним шли церковные иерархи в богатейших облачениях. Церемонию заключали гости. Шествие тихо приближалось к Спасским воротам. В это время начинался общий звон, как в Кремле, так и по всем многочисленным московским церквам, и продолжался до вступления царя и патриарха в Успенский собор. Гудел воздух над столицей, и благовест разносился на много верст вокруг!

В 1683 г. «осля» под патриархом вел одиннадцатилетний Петр Алексеевич; затем, до 1693 г. включительно, его водили оба брата-соправителя, Петр и Иван, после чего свидетельства о шествии исчезают.

Повзрослевший Петр уничтожил это действо, считая его для себя унизительным, а вскоре упразднил и само патриаршество на Руси.

Минуло три века, изменились взаимоотношения Церкви и государства, и сейчас нет препятствий к совершению красочного «Шествия на осляти». Но кто поведет осла под патриархом?

СТРАСТНАЯ СЕДМИЦА

С понедельника после Вербного Воскресенья православный календарь открывает череду печальных и торжественных дней, именуемых «Страстной седмицей», т. е. «Неделей страданий» Иисуса Христа. За каждым из них закреплено воспоминание и богослужебное воспроизведение соответствующих событий евангельской истории. Чтения и пения ведут христиан по следам Господа, «грядущего на вольную страсть».

Великий Понедельник. Близкие страдания и смерть Спасителя прообразуются повествованием о жизни ветхозаветного праведника Иосифа Прекрасного, проданного своими завистливыми братьями в Египет за двадцать сребреников (мы читаем об этом в книге Бытия, 37 гл.). А в Евангелии от Матфея (в 21-й гл.) находим относящееся к этому дню повествование о бесплодной смоковнице, которая имела лишь пышные листья, но не приносила плодов – главного, что от нее требовалось, – а потому была проклята. К рассказу о смоковнице примыкает притча о злых виноградарях, убивших сына хозяина виноградника в надежде завладеть имуществом. Так изображается гибельный путь духовной лености, заботы о внешнем (о листьях) и даже страшный путь богопротивления. К постоянному бодрствованию, приумножению своих дарований и ожиданию суда над собой призывает протяжное пение великопостного гимна: «Се жених грядет в полунощи, и блажен раб, егоже обрящет бдяща; недостоин же – егоже обрящет унывающа...»

Великий Вторник. Церковь воспоминает и переживает последние дни земной жизни Спасителя. Богослужебные чтения продолжают тему Страстного понедельника. К постоянному бодрствованию, приумножению своих дарований и ожиданию суда над собой призывают нас притчи о десяти девах и талантах, которые даны нам вовсе не для того, чтобы зарывать их в землю. Эту же тему продолжает грозное пророчество о Страшном суде. Все эти священные тексты содержатся в 25 главе Евангелия от Матфея.

Великая Среда. Приближается трагическая развязка, и смысловым центром Страстной среды становятся два взаимно противоположных по смыслу события: покаяние грешной женщины, благодарно возлившей драгоценное мирро на ноги Иисусовы, и страшный замысел Иуды, одного из Двенадцати апостолов, предложившего властям помочь тайно арестовать своего Учителя за тридцать сребреников. Впрочем, Иуда не был туповатым скрягой, и не деньги подвигли его на предательство...

Великий Четверг. Воспоминание Тайной вечери. Мессия, пришедший ради избавления всех людей от духовного «рабства египетского», принимает участие в иудейской пасхе и, завершая ее исполнением заложенного в ней божественного замысла, тем самым ее упраздняет. Ветхий (старый) Союз-Завет сменяется Новым. Во время Своей последней Пасхи на Тайной вечере Иисус Христос произносит слова и совершает действия, меняющие смысл праздника. Он Сам занимает место пасхальной жертвы, и ветхая Пасха становится Пасхой нового Агнца, закланного ради очищения людей единожды и навсегда. Христос учреждает новую пасхальную трапезу – таинство Евхаристии (Благодарения) – и говорит ученикам о Своей близкой смерти как о пасхальном жертвоприношении, в котором Он – новый Агнец.

СТРАСТНАЯ ПЯТНИЦА

Страстная пятница, – центр великопостной скорби, день смерти Иисуса Христа. В храмах звучат чтения и пения о последних часах Его земной жизни.

Представим себе этот день в Иерусалиме. Наступил уже 30-й год Христианской эры, о чем пока никто не догадывается. Иисус Христос приведен в преторию, и от Понтия Пилата требуют подтверждения смертного приговора. Тот брезглив и недоволен. Какое дело римскому губернатору до иудейских религиозных споров о Мессианском царстве, тем более – о царстве «не от мира сего»?! Он искренне сочувствует мужественному Человеку, оклеветанному врагами, и хочет отпустить Узника. Христос для Пилата – безобидный ученый мечтатель, похожий на странствующих античных философов, к которым «здравомыслящие» римляне относились скептически-насмешливо, как к вечным детям.

«Зачем Ты пришел сюда», – спрашивает у Христа прокуратор. – «Я для того родился и пришел в мир, чтобы быть свидетелем истины», – слышит он в ответ и саркастически усмехается: «Что есть истина?» Грубый солдат, он не верит в нее. Он верит в силу золота и римских легионов. Сохранить благоволение мрачного императора Тиберия, давшего ему власть над этой беспокойной провинцией, для него важнее всего. И Пилат малодушно умывает руки.

Около полудня измученного Христа приводят на место казни и распинают между двух разбойников. Мир содрогается. Солнце скрыло свой лик и непонятная тьма надвигается на Голгофу. В одиночестве, с высоты Креста, встречает Он мрак. А внизу – люди, глумящиеся и встревоженные, равнодушные и плачущие. Он умирает, разделив со всеми, пережившими муки и смерть, ужас последних минут... «Иисус громким голосом воскликнул: Отец! В руки Твои предаю Мой дух! – И с этими словами испустил последний вздох.»

Утром в храмах читаются Царские Часы, посвященные воспоминанию минувшей ночи и наступившего дня смерти Спасителя. Около двух часов дня священнослужители выносят из алтаря Плащаницу – большую икону, на которой умерший Иисус Христос изображен во весь рост, лежащим во гробе. Она полагается посреди храма на особом возвышении (катафалке), и принесенные верующими цветы окружают ее с трех сторон. Остается лишь место для приходящих поклониться Спасителю мира и облобызать Его пречистые ноги.

Наступает вечер, а с ним – «Чин погребения». Верующие становятся участниками погребальной процессии и, со свечами в руках, сопровождают обносимую вокруг храма Плащаницу. Звучит скорбно-затаенный перезвон колоколов и умолкает, когда Плащаница вновь занимает свое место в храме, среди белых цветов.

ВЕЛИКАЯ СУББОТА и ПАСХА

Суббота. День двойного покоя. Христос во гробе. Вместе с Ним ученики похоронили свою надежду и веру, но не любовь. Для них смерть Учителя была неожиданной, несмотря на все Его предупреждения.

«А мы-то надеялись, что Он и есть тот, кто освободит Израиль», – сетуют двое из апостолов, покидая на следующий день Иерусалим. Больше им нечего там делать.

Между тем, в тот день, первый день недели (ставший для христиан «днем Господним», или «днем воскресным»), уже прозвучали рано утром слова ангела, обращенные к простодушным женщинам, пришедшим ко гробу. Желая воздать Учителю последний долг любви, они принесли бальзамирующие ароматы, чтобы возлить их на тело Усопшего и тем довершить поспешный обряд погребения накануне пасхальной субботы. «Кто нам отвалит камень от входа в гробницу?» – говорили они друг другу.

«Что вы ищете живого среди мертвых? Его здесь нет. Он встал из гроба. Вспомните, что Он вам говорил, еще будучи в Галилее. Что Сына человеческого отдадут в руки грешников и распнут, но на третий день Он встанет из гроба!»

Об этом событии, как о самом главном в мировой истории, мы будем напоминать друг другу в светлые пасхальные дни:

Христос воскрес! – Воистину воскрес!

line

Ваш отзыв